Как только мы приехали в Италию на поступление, то снимали жилье напополам с итальянцем. До нас в этой квартире жили две африканки, которые явно не очень любили убирать. И вот, я первые дни, вооружившись тряпками и спреями, стала убирать ВСЕ. А тряпочек-то не хватает, потому я пошла хозяйничать по выдвижным ящичкам в шкафу. И там я нашла старую, в каких-то пятнах, хлопчатобумажную скатерть. Решив, что это идеальное пространство для тряпочек, я беспощадно порезала ее на кусочки. И вот, мою я наш НЕЧИСТЫЙ счетчик на кухне и слышу сзади, почти на грани с ультразвуком голос нашего соседа: «Julia, che fai!» (Мол, что ты делаешь, Юля, ядрен ты батон!). Я, не оборачиваюсь, говорю, что мою наш грязный счетчик.

НО ЭТО ЖЕ СКАТЕРТЬ, ЧТО ПЕРЕДАЛА МНЕ МАМА

артишоки на кухне

Вот тут-то я повернулась быстро, он-зайчик, итальянчик крепко держал эти обрезки c сердечками в своих руках и смотрел на меня — вандала снизу сдвинув бровушки. В этот момент я поняла с кого рисовали котика в ШрекеМежду смешками я невнятно кричала: » Scusa, scusa me, пожалуйста,извини! Не говори мне, что твоя мама хотела играть твою свадьбу за этой скатертью, что твои дети тоже должны есть именно за ней, что мама завещала тебе ее на много поколений, что это семейная реликвия

Сосед оттаял, но не сразу. Не обошлось без украинской картошки пюре и тысячи извинений. Итак, наблюдение изнутри: каждый уважающий себя итальянец любит свою маму.

P.S. Ввязываясь в дело, изучайте пути к отступлению.